Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: арктика (список заголовков)
11:31 

Фотографии

Боже, мой Боже, ласковый мой Боже, научи меня летать, если ты все можешь
О, закачала арктическое-антарктическое слайдшоу в сеть, за качество простите, руки у меня кривизны необычайной. Но если кому интересно, то вот: files.mail.ru/0GFQKK

Там страшный ехе-шный файл, но он окей.

@темы: дорога к океану, Арктика, Антарктика

13:44 

Непутевые заметки

Боже, мой Боже, ласковый мой Боже, научи меня летать, если ты все можешь
16 августа 2011. Гренландия, Гренландия, зеленая страна!
Ну, вот и пришли в Гренландию. На переходе неслабо качало, шторм был на семь баллов не знаю из скольки, спасалась драминой, а под конец вообще заехали во льды так, что пришлось пятиться и потом целые сутки их обходить с юга (удивительно, но тут еще значительная часть берегов скована льдом, а в июле, говорят, из-за этого можно вообще не суметь подойти к острову). Погода сегодня пасмурная и работа тяжелая, к моей нехитрой ежедневной уборке прибавилась смена постельного белья. Но настроение неплохое, общалась с пассажирами, милейшие люди. А ощущение сказки появилось, когда я была на шестой (самой высокой) палубе в каюте и случайно увидела в иллюминатор, как мимо проплыл айсберг высотой с девятиэтажный дом.
Удивительные скалы – зубчатые, острые, высокие – в их острых гребнях спутанные седые прядки облаков. Глыбы голубого льда тут и там (в десятки раз больше нашего пароходика) – пирамиды, кубы, платформы, руины… Когда на вершины и склоны гор попадают лучи спрятанного за серой дымкой солнца, камень оживает, расцветает, преображается, спускающиеся к морю языки ледников начинают сиять, сколы айсбергов серебрятся, белеют как огромные сахарные головы.
Этого ни словами, ни фотографиями не передать. Здесь надо быть. Эх, друзья!..
А следующим летом «Пионер» идет вокруг Шотландии (конечно, не древние замки и уютные маленькие городки, а все та же природа, увы! но хоть что-то). И если в моей жизни не случится катастроф, думаю, с возвращением в Питер можно и повременить немного. А то и сманить кого-нибудь с собой. Дружок, веселее глянь, направо от нас Нормандия, налево от нас – Бретань.

17 августа 2011
С утра уборка кают под любимые песенки (кажется, это первый раз после Польши, когда мне захотелось включить плеер) – хорошо: напеваешь, ни о чем не думаешь. А если думаю, то обычно преследуют мысли о Китае, Корее и Юго-Восточной Азии, куда непременно нужно поехать, о двух обязательных неделях в Венеции, о пропитанном солнцем Риме. Недурно было бы откинуть страх перемен и пуститься во все тяжкие, автостопом по Европам, бэкпэкером по задворкам мира, заехать в Африку, наконец. Эта Африка, кстати, совсем недавно появилась в моем сознании, как континент, как некое место на земле, где можно жить и даже неплохо. А все из-за того, что на пароходе были белые туристы, по рождению африканцы, одни из Зимбабве, другие из Намибии; люди не бедствуют, любят родину и весьма довольны своим положением. Всюду жизнь, однако.
Ничего не бойся, ничего. Все в этом мире твое – только сделай шаг, протяни руку.
С одной стороны, ведь что-то же стронулось в моей голове, когда я плюнула на все и поехала на пароход, на четыре месяца (теперь думаю – на год, а то и на полтора). А с другой стороны, все осталось прежним, это был просто продуманный и рассчитанный шаг без какого бы то ни было преодоления, и я и сейчас все так же люблю постоянство, хочу, чтобы вокруг были люди, к которым я привыкла, все так же нервничаю и впадаю в стресс от новизны и перемен.
Дай мне сердце, которое не знает страха.

18 августа 2011
А сегодня был лучший в моей жизни круиз на зодиаках. Мы пришли в место под названием Red Island (тут и правда есть красного цвета и причудливых очертаний остров вулканического происхождения) и здесь в небольшой бухточке находятся сотни громаднейших красивейших айсбергов: горы, пирамиды, замки, сахарные головы, вазочки мороженого, кубы, корабли, драконы, ворота, шпили – сказочное царство зимы… Чистейшая голубовато-синего цвета вода едва соленая и с мириадами пузырьков – это тают тысячелетние льды. Сияющие, мраморные, фарфоровые, голубые или белоснежные, отполированные морем до гладкости и блеска или выщербленные волнами, айсберги тихонько подтаивают на солнце, там и тут с них сбегают водопадики, бьет капель. А если смотреть в воду, то видно их огромные, уходящие в глубины основания. Получилось даже высадиться на плоскую подножку тридцатиметровой ледяной махины – необыкновенные ощущения.
И сейчас из окна моей каюты видны красные берега острова, которые ветер за сотни лет обточил и превратил в лес скорбных фигур, в процессию бродяг, в бородатых старцев, а чуть дальше у горизонта белеют айсберги.

19 августа 2011
Дни отщелкиваются стремительно, только и успеваешь отметить число на календаре.
Часто вспоминаю Гданьск, очень хочу скорее прийти туда, он уже как родной стал за 1,5 первых месяца.

26 августа 2011
Пошел уже второй вояж в Гренландии. Высаживаюсь на берег как-то неактивно, иногда обстоятельства не позволяют, а иногда к ужасу своему обнаруживаю, что просто не очень-то и хочется. Зато от работы (в этот раз на ресторане), от окружения, от друзей и от походно-пароходной жизни я сейчас ловлю полный кайф. Целыми днями улыбаюсь, ржу, шучу, сияю, как медный таз, подбиваю народ выпить, хлопаю по красивым попам, кхм!.. словом, все прекрасно. Подписалась на Антарктиду с большим воодушевлением, уже точно известно, что меня берут. Даже родители смирились с моим годовым отсутствием, говорят, что нечего в Питер возвращаться под зиму, уж лучше пойти в южное полушарие и поймать снова лето, с айсбергами и пингвинами. Только редкие смски от Динки да еще от нескольких друзей, кто, видимо, скучает по мне, рвут сердце, но что я с этим могу поделать? Зато первое, что сделаю дома, – обниму родных, потискаю кошку, зайду к Динке и отправлюсь гулять по Питеру с вами, друзья, с раздачей сувениров, показом фотографий, непременным посещением ресторанов и обильными возлияниями под суши. Мечты второй очереди – это посещение салона красоты (о мои руки! о ноги мои! кто ж знал, что вам придется так тяжко), филармонии и маленькой европейской страны (непременно с кем-нибудь из близких друзей). А размытые мечты на будущее – пройти российское северное побережье от Белого моря до Камчатки, а также побывать в Папуа – Новой Гвинее, еще походить в скандинавских фьордах и по южным морям и попасть в Шотландию…

27 августа 2011
А вообще я пришла к выводу, что для меня единственный разумный повод к возвращению в Питер (любовь и тоска по людям – все-таки не рациональное, хотя и самое весомое) – это горячее стремление снова работать в офисе.
И пока нет ни малейшего желания.
Здесь море, туманы, горы, умопомрачительные закаты и рассветы (даже северное сияние видели уже один раз, правда, еще недостаточно темно), десять секунд идти до рабочего места (прощайте, пробки и переполненное метро) и нет никаких бытовых проблем (стирка, готовка, шоппинг, оплата счетов – долой домашнее рабство).
Конечно, всю жизнь на пароходе не проработаешь, но годиков пять, чтобы скопить денег хоть на какую-нибудь завалящую квартирку-студию, – вполне можно и даже интересно.

14 сентября 2011. Пунктиром.
Снова на Шпицбергене. Люблю его.
Последний день работы с пассажирами.
Чем больше морских миль за спиной, тем меньше скучаю по чему бы то ни было. Издательство, Питер, бывшая когда-то привычной жизнь превратились в разрозненные кусочки светлого, высвеченного счастьем, как солнцем, прошлого. Слишком быстро то, чем мы живем сейчас, становится прошлым. Слишком быстро, надо торопиться.
Когда корабельная жизнь и обстановка уж совсем жмут, погружаюсь в запойное чтение. Один человек (спаситель! ангел!) привез с собой на пароход 40 гигабайт Либрусека. Меня чуть оргазм не хватил, когда я распаковала это сокровище и нашла все, буквально все, о чем когда-либо мечтала. Улетаю мыслью на свои Авалоны.

Сегодня.
Динка сказала, что приедет 29 сентября в Гданьск навестить меня. Молю бога, чтобы пароход не отошел раньше, постоял хоть пару деньков, пока они с Шуриком будут в Польше. Смысл дружбы. Любовь. Счастье.

@темы: дорога к океану, Арктика

19:07 

Без слов

Боже, мой Боже, ласковый мой Боже, научи меня летать, если ты все можешь
Просто фотографии.































@темы: Арктика, дорога к океану

17:40 

Впечатления от рейсов

Боже, мой Боже, ласковый мой Боже, научи меня летать, если ты все можешь


Привет, друзья, привет!

Ну, вот и прокатилась вокруг Шпицбергена, аж четыре раза. Мы даже заходили за полярный круг – были на 82, кажется, градусе северной широты. Не на самом полюсе, конечно, побывала, но все равно штрих на моей географической карте, а уж впечатлений! Устать успела, порадоваться, отчаяться и восхититься.
И самое странное, что произошло (может быть из-за того, что в третий вояж я не только убирала каюты, но еще и работала буфетчицей для нашего небольшого, в двадцать человек, коллектива – накрывала на стол в кают-компании, прибирала и мыла посуду и, разумеется, общалась с народом, перекидывалась шутками, обсуждала, какие фильмы поставить и прочее) – удивительно, но я начала чувствовать себя на судне почти как дома. Комфортно и спокойно, экипаж для меня уже не просто одна большая команда, делающая общее дело, а по-семейному свои и знакомые люди. Приблизительно знаю чего от кого ждать, не боюсь совершить ошибку, свыклась с самим местом, наконец,– с незаходящим солнцем Шпицбергена, с его черными скалами, льдами, ледниками, туманами и голубыми айсбергами в разгар лета, с легким покачиванием парохода, с шумом двигателя и гудением вентиляции.
Но несмотря на такую «сродненность» с окружающей средой, мне все-таки порой очень не хватает настоящего дома, Питера, друзей, праздности выходных дней и возможности просто пройтись по улицам, куда только глаз заглянет и сердце пожелает.
С одной стороны, находясь в море, ты куда активнее перемещаешься в пространстве, чем будучи на суше, потому что спишь ли, работаешь ли – а пароход идет, и сказочные хрустальные от света горы перемещаются от линии горизонта все ближе и ближе, наливаются реальностью, приобретают твердость и четкость очертаний, застывают конкретностью минералов, кембрийских слоев и осыпей, медленно проплывают мимо, одетые в мантии ледников, пуховые боа туманов и сверкающие на солнце россыпи птиц, и остаются позади, а на горизонте появляются новые голубые сказочные горы. Пароход постоянно движется, и разбегающиеся волны, волшебное жидкое стекло – темно-синие, голубые, сине-зеленые, серые, черные, аквамариновые, бирюзовые, незабудковые, незабываемые (удивительно, сколько у моря цветов!) – непрерывное свидетельство вашего вечного бега. Пароход вгрызается в тонкий лед, и скрежет льдин о борта, натуга двигателя и еле ощутимые подъемы палубы (приподнялась – заехали на лед, приопустилась – проломили) – все говорит о медленном, но верном продвижении вперед.
А с другой стороны, сам-то ты никуда не движешься. И не только в том смысле, что тебе шагу некуда ступить с корабля, но даже и внутренне – ты же совершенно не меняешься, пойман в ловушку замкнутого пространства, вынужден жить с примелькавшимися, слишком уже презнакомыми другими и каждый день мириться с весьма поднадоевшим собой. Регулярность расписания, известность рейсов на год вперед, вечная предсказуемость всего, что раз и навсегда запланировано в твоей жизни. И всего-то и места у тебя – крошечная каюта, пять узеньких палуб, металлическая коробочка маленького пароходика, которую с легкостью качают волны.
И только когда смотришь на эти волны, на горы, то мысли убегают им вслед и твое «я» растворяется в величии мира, переносясь на свои хрустальные Авалоны. А горы, море, воздух и лед вокруг так же непредсказуемы и чудесны, как тот любопытный белый мишка, который пришел посмотреть на нас прямо к самому борту парохода, когда стояли во льдах, как летающие в толще воды кайры, как играющие среди камней и разноцветного мха бурые лисята…
Наверное, я полюбила Шпицберген. Во всяком случае, хочу оказаться здесь еще раз. Когда-нибудь, на яхте, в компании друзей. Непременно.

Если же перейти от поэзии к прозе, то, конечно, надо заметить, что работать довольно тяжело. Плюс к тому же, мытье унитазов, даже в моих непредвзятых глазах не ханжи, оказалось довольно-таки непрестижным занятием. Ну не могу я чувствовать себя королевой, одновременно орудуя ершиком. Впрочем, проблема может быть во мне, а не в туалетах. Еще одно из разочарований – не так уж часто у меня получается ездить на высадки, за полтора месяца я побывала на берегу всего восемь раз (правда, я все еще надеюсь, что когда приноровлюсь к работе и научусь справляться быстрее, то наверстаю упущенное). И самое страшное – после капитального май-июньского ремонта нам осенью предстоит еще один, по слухам куда более тяжелый и глобальный. Ну просто полная непруха.

Я пока даже боюсь загадывать насчет грядущей Антарктиды (с октября по май), потому что подписаться-то я на нее подписалась, но совершенно не знаю, до какой степени вымотает меня ремонт, как организм будет выносить регулярную и очень сильную качку, какой будет следующий экипаж, и, главное, не повысит ли новая начальница требования к качеству моей работы. Если все будет совсем плохо, то придется свалить с половины антарктического рейса, при этом сильно потеряв в деньгах (оплатить билеты Аргентина<–>Питер себе и своей замене, а это тыщщи на две баксов потянет, не меньше. Хотя народ иногда так упахивается, что списывается с судна и на таких условиях – никаких денег уже не надо, лишь бы домой). Зато пингвины. Зато настоящие, порой доходящие до десятка километров в длину, айсберги. Зато самый что ни на есть Южный полюс – новое место на карте мира, куда можно воткнуть флажок. Заманчиво.

В общем, подводя итоги: пока ни капли не жалею ни о чем, а что будет потом – посмотрим!

@темы: Арктика, дорога к океану

20:56 

Птицы-1

Боже, мой Боже, ласковый мой Боже, научи меня летать, если ты все можешь
Отряд гагарообразные
Краснозобая гагара— Gavia stellata — Red-throated diver (Red-throated loon). Шпицберген


Темноклювая, или полярная, гагара — Gavia immer — Common loon. Исландия, Гренландия, Фарерские о-ва, Шпицберген.


Белоклювая гагара — Gavia adamsii — Yellow-billed loon.


Отряд буревестниковые
Северный глупыш — Fulmarus glacialis — Northern fulmar.
По размеру как серебристая чайка. Можно сразу отличить по совершенно другому полету: чайки взмахивают крыльями и парят только на небольших участках, глупыш парит, неподвижно раскинув крылья и совершая движения телом то в одну, то в другую сторону. При этом он часто летит низко над водой. Его удары крыльями быстрые и короткие. На плаву глупыш легок, как пробка, он легко взлетает после короткого разгона. У глупышей есть два типа окраски, между обоими нет почти никакого перехода: светлая (низ оперения белый, спина и крылья серебристо-серые) и темная, то есть почти однотонная темно-серая.


Отряд гусеобразные
Короткоклювый гуменник — Anser brachyrhynchus — Pink-footed goose.
Голова и шея темные, клюв частично черный, частично розовый, лапы розовые. Гнездится на внутренних болотах Исландии, Шпицбергена и восточной Гренландии.


Белощекая казарка — Branta leucopsis — Barnacle goose.
Имеет двухцветную окраску оперения: черная сверху, белую снизу. На боках тела серые полосы (сильнее развиты у самцов). У молодых птиц вместо черного цвета в оперении преобладает темно-бурый. Резко выделяются белые бока головы, лоб и горло.


Черная казарка — Branta bernicla — Brent goose.
Оперение от клюва до груди матово-черное с белым кольцом на шее, у молодых птиц кольцо отсутствует. Птицы со Шпицбергена и из Гренландии имеют почти белый низ оперения. Черная казарка хорошо плавает и передвигается по суше, но не ныряет.

@темы: Арктика, птицы

10:40 

Птицы-2

Боже, мой Боже, ласковый мой Боже, научи меня летать, если ты все можешь
Отряд ржанкообразные
Семейство чистиковые.
Тупик — Fratercula Arctica — Puffin
Питается преимущественно рыбой. Кормясь под водой, передвигается с помощью крыльев со скоростью около 1,5 м/сек. Ныряет за добычей на максимальную глубину до 68 м, но кормятся, в основном, на глубинах около 25 м. Под водой остается 20-30 сек. Роет норы.


Семейство белые ржанки.
Большой футляронос, или белая (снежная) ржанка — Chionis alba — Snowy sheatbill.
Антарктический полуостров, острова Северная и Южная Георгия.


Семейство чайковые.


Семейство поморниковые.
Короткохвостый поморник — Stercocarius parasiticus — Arctic skua.
длина 45 см, размах крыльев от 100 до 110 см. Превосходит в воздухе всех морских птиц, чем и пользуется: отбирает корм у моевок, полярной и других крачек, тупиков, гагарок, чистиков, причём наиболее успешным бывает нападение вдвоём, втроём и даже впятером. Этакий гоп-стоп по-птичьи. Еще и разоряет гнезда с птенцами и яйцами. In coastal colonies it is kleptoparasitic, stealing food from arctic terns, kittiwake and auks, especially Brünnich’s guillemots


Большой поморник — Stercorarius skua — Great skua.
Длина 50–58 см, размах крыльев 125–140 см. Эти тоже разбойники, часто грабят и убивают других птиц.


Средний поморник — Stercorarius pomarinus — Pomarine Skua


Семейство крачковые.
Полярная крачка — Sterna paradisaea — Arctic tern.
Длина 36-43 см, размах крыльев — 74-84 см. Белого цвета, с черной шапочкой и серой мантильей, хвост вилочковый, сильно вырезанный.

@темы: Антарктика, птицы, Арктика

20:12 

Млекопитающие Шпицбергена

Боже, мой Боже, ласковый мой Боже, научи меня летать, если ты все можешь
cruise-handbook.npolar.no/en/svalbard/wildlife....
Да, вот мне теперь есть чем заняться в свободное время. Читаю статейки по природоведению, чего не делала аж со средней школы. Интересно. Полезные сведения выписываю для себя.

Белый медведь — Ursus maritimus — Polar bear.
Шпицбергенский северный олень — Rangifer tarandus platyrhynchus — Svalbard reindeer. Самый маленький и малочисленный подвид северных оленей.
Песец — Alopex lagopus spitzbergensis — Arctic fox.
Овцебык (завезенный) — Ovibos moschatus — Musk ox.

Нерпа кольчатая — Phoca hispida — Ringed seal.
Названа так по светлым кольцам с тёмным обрамлением, составляющим рисунок её шерсти. Длина тела — до 135 см, а вес — до 70 кг.
Нерпы не образуют колоний, а живут поодиночке. Иногда их можно увидеть в небольших группах

Гренландский тюлень — Phoca groenlandica — Harp seal.
Самцы гренландского тюленя имеют очень характерную окраску: у них серебристо-серая шерсть, чёрная голова и чёрная подковообразная линия в форме арфы, тянущаяся от плеч по обоим бокам. Длина тела — от 170 до 180 см, а вес — от 120 до 140 кг.

Обыкновенный тюлень — Phoca vitulina — Harbour seal.
Обыкновенные тюлени бывают коричневого, рыжеватого или серого цвета и имеют характерные V-образные ноздри. Взрослые особи достигают 185 см в длину и 132 кг массы. Обычно около 100 кг.
Окраска пестрая, с контрастными, светлыми различной величины и формы пятнами, кольцами или крапинами. Общий фон сильно изменчив — от довольно светлого до темного, почти черного. Брюхо окрашено обычно светлее и имеет меньшее количество пятен. Щенки рождаются пятнистыми.

Морской заяц, или лахтак — Erignathus barbatus — Bearded seal.
Длина тела — до 2,5 метров. Масса сильно изменчива по сезонам в зависимости от упитанности, зимой достигая 360 кг. Самки, которые, как ни странно, крупнее самцов, достигают порой 400 кг. Круглая голова и ласты кажутся небольшими по сравнению с массивным телом. Прямоугольной формы передние ласты довольно близко посажены друг к другу. Густые усы.

Хохлач — Cystophora cristata — Hooded seal.
Масса тела самцов 260-300 кг, длина 210-280 см; у самок соответственно около 200 кг, 180-227 см. Окрас серебристо-черный мраморный. У самцов на передне-верхней стороне головы — кожно-носовой мешок. В основном обитает где-то в районе Аляски, у нас встречается редко. Любопытно, что у хохлачей самое жирное молоко, до 70 % жира, самки кормят детеныша всего около 4 дней, за которые малыш успевает, выпивая до 10 литров в день, удвоить свой вес (с 25 до 50-60 кг).

Морж атлантический — Odobenus rosmarus — Walrus.
Жёлто-бурого цвета, длиной до 4 или редко до 5 м и весом до 1000 кг. Живет стадами.


ОТРЯД КИТООБРАЗНЫЕ

Подотряд зубатые киты
Белуха — Delphinapterus leucas — White whale (Beluga).
Семейство нарваловые. Окраска кожи однотонная. Меняется с возрастом: новорождённые — тёмно-синие, после года становятся серыми и голубовато-серыми; особи старше 3-5 лет — чисто белые (отсюда название).
Крупнейшие самцы достигают 6 метров и 2 тонн; самки мельче. Голова у белухи небольшая, «лобастая», без клюва. Позвонки на шее не слиты вместе, поэтому белуха в отличие от большинства китов способна поворачивать голову. Грудные плавники маленькие, овальной формы. Спинной плавник отсутствует; отсюда латинское название рода Delphinapterus — «бескрылый дельфин»

Нарвал — Monodon monoceros — Narwhal.
Семейство нарваловые. Похож на белуху, но имеет серовато-бурые пятна на теле и заметно меньше. Длина от 3,5 до 4,5 метров, вес до 1,5 тонн у самцов, самки весят около 900 кг. Ну, с отличительными чертами все ясно, у него витой рог, то бишь видоизмененный левый из двух единственных верхних зубов. Зачем — непонятно.

Кашалот — Physeter macrocephalus — Sperm whale.
Семейство кашалотовые. Распространены везде, но в тёплых водах встречаются чаще, чем в холодных и не заходят за 60 градус северной или южной широты. Самцы встречаются на более широком ареале, чем самки, и именно взрослые самцы (только они) регулярно появляются в приполярных водах. При этом киты держатся в основном вдали от берегов, в районах, где глубины превышают 200 м. (что связано с питанием, т.к. их основная пища - глубоководные кальмары). Вообще кашалот совершает самые глубокие погружения среди всех морских животных, до глубины свыше 2 км, оставаясь под водой до полутора часов.
Развитый половой диморфизм: самцы до 16 метров и 45 тонн, а самки мелкие, до 12 метров и 15 тонн. Шкура темного цвета, морщинистая и складчатая. Характерный фонтан направлен косо вперёд и вверх под углом примерно в 45 градусов.

Высоколобый, или северный, бутылконос— Hyperoodon ampullatus — Northern bottlenose whale.
Семейство клюворылых китов. Крупное морское млекопитающее длиной до 8-9 метров, весом до 7,5 тонн (самки меньше). Крупные киты с длинным коническим клювом (рострумом), высокими челюстными гребнями и очень развитым «лбом», который вмещает мешок со спермацетом. Тело более-менее однотонное, серое, причём цвет с возрастом несколько светлеет, особенно на голове. Самки и молодняк намного светлее самцов, часто они не серые, а грязно-белые. Грудные плавники небольшие.

Гринда — Globicephala melas — Pilot whale.
Семейство дельфиновые. Длина от 3,6 до 8,5 метров, а их вес составляет в среднем 800 кг. Тело цилиндрической формы; голова округленная, с коротким рылом, и едва выделяется из туловища (в форме дыни, как сказали на каком-то сайте). Довольно длинные грудные плавники, небольшой крючковатый спинной плавник расположен близко к голове (ближе, чем 1/2 длины тела). Окрашены в черный цвет, есть белое пятно под подбородком и иногда еще серое пятно у спинного плавника. Живут в группах от 10 до 100 животных.

Косатка — Orcinus orca — Killer whale.
Семейство дельфиновые. Характерная черно-белая окраска. Половой диморфизм: самцы до 9 метров при весе до 6 тонн, самки до 7 метров при весе до 4 тонн. Кроме того, спинной плавник у самцов высокий (до 1,5 м) и почти прямой, а у самок — вдвое ниже и загнут. В отличие от большинства дельфинов, грудные ласты у косатки не заостренные и серповидные, а широкие и овальные. Живут матриархальными группами по полтора десятка особей. Есть две разновидности косаток по образу жизни: резидентные (едят рыбу) и транзитные (едят морских млекопитающих).

Беломордый дельфин — Lagenorhynchus albirostris — White beaked dolphin.
Семейство дельфиновые. Длина до 3 метров и масса до 275 килограмм. Белые брюхо, морда и пятно за спинным плавником, а также серые или белые полоски по бокам. Спинной плавник посередине тела, круто загнут.


Подотряд усатые киты
Гренландский, или полярный кит — Balaena mysticetus — Bowhead whale.
Усатый кит, живущий в полярных районах Северного полушария. Максимальная длина: 20 м (самки), 18 м (самцы); вес взрослого животного от 75 до 100 т. Длительность жизни — около 40 лет. Ныряет на глубину до 200 м и может оставаться под водой до 40 минут. Нет спинного плавника, большая голова (1/3 от тела), кривая огромная пасть, белая нижняя челюсть. Питается мелкими ракообразными. Фонтан широко разделенный дыхалом, V-образный выдыхается на высоту до 7 м.

Горбатый кит — Megaptera novaeangliae — Humpback whale.
Довольно маленький, 14 метров, 30-40 тонн. Есть спинной плавник, огромные грудные плавники (1/3 от тела, белые снизу). Продольные борозды на горле и брюхе, бородавки на морде и плавниках. Живут почти везде, едят почти все, от криля до селедок, нередко охотятся группами и при этом применяют разнообразные интересные тактики (стена из водяных пузырьков, загон, оглушение). Один из самых энергичных и акробатичных больших китов, да еще и самый "говорливый".

Семейство полосатиковые(Balaenoptera)
Синий кит, или Большой полосатик — Balaenoptera musculus — Blue whale.
Самое большое млекопитающее. 24-28 метров, вес до 200 тонн. Очень редкий. Даже писать про него не буду, вряд ли встретится.

Финвал — Balaenoptera physalus — Fin whale.
Длина 18-19 метров, вес около 40 тонн. Удлиненное стройное тело, относительно небольшая голова. Темно-серая спина, белые брюхо; характерный видовой признак — неравномерность окраски морды, левая часть головы серая, правая белая. Встречается от Арктики до Антарктики.

Малый полосатик — Balaenoptera acutorostrata — Minke whale, common (есть еще антарктическая разновидность Balaenoptera bonaerensis). Похож на финвала только меньше в два раза, до 10 метров и весит всего 5-10 тонн. Держатся группами. Это их, бедных, вылавливают в Японии, Исландии и Норвегии.

Сейвал, или ивасевый кит — Balaenoptera borealis — Sei whale.
Обитает в открытых водах, избегает полярных и арктических областей. Достигает длины 20 м (самки) и 17 м (самцы). Масса до 30 тонн.

@темы: Арктика, Шпицберген, млекопитающие

Нестабильное колдовство

главная